Рыцарские истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рыцарские истории » ➤ Непрощенная земля » Benedicite, parcite nobis


Benedicite, parcite nobis

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

- Благодарю, мессен де Мираваль, вы так добры ко мне...Но я...

Юная мадонна запнулась, не зная, что сказать: она немало смутилась, услышав из уст трубадура столь приятные, но, увы, незаслуженные похвалы в свою честь. Ее черноглазый герой случайно приписал ей чужие заслуги: повязки были наложены двумя добрыми женщинами еще до того, как она взяла на себя уход за больной. Поскольку среди последователей катарской веры ложь считалась одним из смертных грехов, девушка растерялась, не зная, как поступить: отказаться от чужих лавров, или промолчать, чтобы брат Каталины продолжал считать ее образцом милосердия. Наконец она решила выбрать золотую середину: не стала вдаваться в объяснения, но твердо решила совершить приписанные ей благие поступки в самом ближайшем будущем. Выполняя просьбу Совершенного, она попыталась самостоятельно освободить раны от повязок, но не преуспела: в некоторых местах ткань успела пристать к ране так плотно, что Ода боялась причинить Каталине еще большую боль, чем та уже испытывала.

К счастью, вернулась Аструга с кувшином теплой воды и теми ингредиентами, что попросил принести Совершенный, и принялась смачивать присохшие тряпицы водой. С огромными предосторожностями госпожа и служанка освободили раны Каталины и разом посмотрели на диакона, ожидая его заключения: Ода – встревоженно, Аструга –  с плохо скрытым снисходительным пренебрежением к возможностям катарского священника.

- Севодни ночью  кухарка наша, Пейрония, видела Белую Даму у в входа в подземелье, - вдруг выпалила она.

Ода вздрогнула и расширившимися от ужаса глазами посмотрела на Каталину. Увидеть Белую даму, по южным поверьям, означало дурную примету. Иногда это могло означать скорую смерть одного из обитателей того места, где появился призрак.

-Не может такого быть! - возразила она, испугавшись, что мессен де Мираваль воспримет заявление Аструги как знак того, что его сестра скоро умрет. - Белую Даму только на берегу реки, под ракитой, или в конюшне увидеть можно: капнет она свечного воска на лошадиную гриву, и та становится мягкой, как шелковая нить* Эн Бенуа, ведь так?

*такое поверье бытовало в катарских общинах

Отредактировано Ода де Кабаре (2015-03-08 18:52:39)

22

Пока дочь барона со своей старой служанкой хлопотала над неподвижным телом больной, диакон готовил густую целебную мазь, смешивая в глубокой глиняной миске смалец, золу и белки куриных яиц, и по каплям добавляя туда розовое масло. В дорожном мешке у него было еще одно незаменимое средство: безоар, который надо было растворить в разбавленном водой вине и давать пить пострадавшей от укусов девочке. Занимаясь делом, которое больше подошло бы женщине, он одновременно наблюдал за молодым католиком и юной альбигойкой. Рыцарь оставался верен куртуазному кодексу даже находясь у постели смертельно больной сестры, а дочь барона из всех сил пыталась соответствовать образцу Прекрасной дамы. Эх, молодость, молодость... А что сказал бы сам барон, застань он подобную картину? И как поступить ему самому, зная о том, что его племяннику выпало счастье быть избранным на роль жениха донны Оды? Мягко пресечь зарождающийся роман? Признаться, его взволновали те явные знаки расположения, которые выказывала католику дочь барона. А впрочем, скоро он уведет из замка возможного соперника Онфруа, тем дело и кончится.

Он поставил миску на сундук и подошел ближе к постели больной, чтобы внимательно рассмотреть раны. Не обладая крепким здоровьем, катарский целитель сам предпочитал лечиться у врачей Тулузы и Монпелье, большинство из которых были арабами либо иудеями, далеко превосходившими в умении местных коновалов. Увы, даже их стараниями он так и не смог избавиться от мучительных болей в почках, зато поднабрался знаний и был в курсе последних веяний в медицине. Все болезни вызывались ядами. Яды были четырех видов: горячие, холодные, влажные и сухие. Быстрее всего убивали горячие, в том числе слюна бешеного животного или укусы рыжеволосых людей, но, насколько он мог судить, сестра де Мираваля страдала от яда холодного и влажного типа: на это указывало то, что девочка не бредила, а была погружена, несмотря на сильный жар, в оцепенение и сонливость. Старая идолопоклонница Аструга тем временем снова попыталась мутить воду, растрезвонив о глупейшем суеверии. Диакон испытал глухое раздражение: надо будет при случае поговорить с родителями юной донны  и указать им на то, что негоже будущей жене Онфруа де Термеза находиться под опасным и растлевающим влиянием язычницы, а если попросту выразиться- вздорной, недалекой умом и неряшливой старой бабы, смущавшей неокрепшие умы мерзкими побасенками. Тем не менее Совершенный понимал силу суеверий и счел своим долгом ответить на вопрос дочери барона, дабы в корне пресечь дурные мысли, которые явно поселила в ее головке старуха-служанка:

- Мне никогда не приходилось встречаться с вышеупомянутой дамой, - слабая улыбка тронула губы Совершенного, - но уверен, что если такой случай представится, никакого вреда от того мне не будет, равно как и всем тем, кто имел счастье лицезреть данную особу прежде меня. Хочу вас обнадежить, эн Раймон: ваша сестра поправится и надеюсь, совсем скоро: на это указывает целый ряд симптомов. А сейчас воспользуюсь предложенной вами помощью; попробуйте  осторожно усадить донну Каталину и придерживайте ее, чтобы дамы смогли сменить повязки на новые.

Отредактировано Бенуа де Термез (2015-03-09 08:54:05)

23

- Белая Дама? – менестрель устроился в ногах больной, наблюдая за манипуляциями женщин, пока Бенуа колдовал над приготовлением целебной мази. Мази, что вернет к жизни его милую Каталину. – Это добрый знак. Очень хороший, правда. Белая Дама помогает влюбленным обрести счастье. И не смотрите на меня так удивленно, мадонна! Вы наверняка слышали старую легенду о строгом епископе, молодом монахе и прекрасной девушке. Нет? – Раймон оглянулся на хмурящегося священника, и на его губах мелькнула легкая улыбка. – Ну, так я расскажу вам, - продолжил трубадур, приглушая голос, дабы не осквернять почтенные диаконские уши любовной историей.

- Молодой монах, служивший при соборе епископского замка, страстно полюбил  девушку, нежную, как утренняя роза и чистую, как слеза Пресвятой Марии. Красавица ответила юноше взаимностью. А надо сказать, что все жившие в замке каноники, должны были соблюдать строгий монастырский устав и появление женщин в крепости было запрещено под страхом смерти. Но, поскольку родня хотела выдать дочь за местного богача, девушка переоделась в костюм мальчика-хориста и стала тайно жить некоторое время в замке, чтобы позже соединиться узами брака с любимым. Некоторое время влюбленным удавалось сохранить тайну своих отношений. Но юный певец своей хрупкой внешностью и нежным голосом вызвал подозрения у епископа. Певца заставили раздеться, изобличив под одеждами женские прелести. Так секрет был раскрыт, и возлюбленных жестоко покарали. Монаха бросили на медленную смерть в подземелье замка, а невинную девушку живьем замуровали в одну из стен капеллы. Несколько дней из-за каменной кладки были слышны ее мольбы о пощаде, пока ее жизнь не угасла. Но ее душа не нашла покоя, вот она  уже много столетий ходит по свету, тоскуя по любимому и воспевая  бессмертие любви.
Белая дама всегда появляется там, где несчастным влюбленным требуется помощь.  Видимо, вход в подземелье является именно таким местом, донна Ода…

Раймон притих из уважения к подоспевшему к постели Каталины диакону и поспешил исполнить просьбу служителя Церкви Любви: бережно приподнял девочку, и усадил, придерживая со спины. Каталина застонала, открыла глаза и тут же снова уронила голову.  Мираваль нежно подхватил ее, устроив на своем плече. Ладонь мужчины – загрубевшая от рукояти меча и сыромятных поводьев – ласково коснулась растрепанных волос ребенка.

24

Надо сказать, что почтенный диакон выслушал легенду, рассказанную трубадуром, с большим удовольствием, поскольку оценил в ней не столько содержание, сколько красоту и изящество формы, в которую талантливый сочинитель облек одно из местных суеверий. С почти равным удовольствием он наблюдал за тем, как ловко действуют две сиделки, удивляясь тому, что юная невеста его племянника действовала так, как будто у нее уже был немалый опыт в уходе за больными. Совершенный заключил, что донна Брюнисенда подавала дочери хороший пример, поскольку сама, как и большинство катарских женщин, то и дело оказывала помощь болящим независимо от их происхождения и вероисповедания.

Единственное, что омрачало благостную картину – яркий румянец, который никак не хотел покидать щеки донны Оды. Это походило на симптом того недуга, который, как он знал, время от времени охватывает всех дочерей Евы, даже самых невинных, добродетельных и устремленных более к духовным нежели плотским наслаждениям. Увы, дочь его старого друга была охвачена любовной лихорадкой, а у него не было при себе лекарства, которым он мог бы излечить эту коварную, чреватую самыми тяжелыми последствиями, болезнь.  Да и существовало ли вообще снадобье, способное устранить причину сего недуга? Бенуа впервые посмотрел на католического рыцаря со смутным неодобрением, хотя и понимал, что тот ни в чем не виноват и скорее всего, даже не подозревает, что стал причиной сердечного волнения некой донны. Но все же по дороге в пещеры надо будет намекнуть сладкоречивому певцу, что лучше ему пореже попадаться на глаза восторженной и неопытной девице, в честь которой вот-вот зазвонят свадебные колокола.

Отвлекаясь на эти рассуждения, диакон тем не менее, зорко наблюдал за тем, чтобы свежие повязки были наложены правильно и время от времени отдавал сиделкам короткие и точные распоряжения. Как только перевязка была завершена, он достал из своего дорожного мешка полотняный мешочек и высыпал из него в чистую плошку некоторое количество сероватого порошка.

- Это измельченный безоар, - объяснил Совершенный женщинам, - Растворите количество порошка, равное весу дюжины ячменных зерен в кружке с подогретым вином и затем добавляйте на одну меру смеси по две равных меры чистой колодезной воды. Будете давать больной это питье всякий раз, как она очнется. Когда жар пойдет на убыль и донна Каталина снова сможет говорить и садиться в постели, можете предлагать ей пищу, но только небольшими количествами и самую простую и легкую, вроде овощного или фруктового взвара  или жидкой каши, сваренной с несколькими ягодами сушеного абрикоса. Ни мяса, ни молока, ни яиц – до самого полного выздоровления!Ах да, вот еще одно незаменимое средство!

Совершенный снова порылся в своем мешке, вытащил из него туго скрученный и перевязанный суровой нитью лист винограда и положил этот крохотный сверток рядом с плошкой.

- Если донну Каталину по-прежнему будут мучить сильные боли, от которых она не сможет заснуть, добавляйте в питье по одному зернышку из тех, что найдете внутри. Но это средство можно употреблять не чаще одного раза в сутки: оно целебно в малых количествах, в больших же обращается в смертельный яд. А теперь произнесем вместе молитву и попросим Бога о помощи.Надеюсь, эн Раймон, вы не против того, чтобы за здоровье вашей сестры молились катары?

Свернутый текст

Эн Раймон, далее ваш ход

Отредактировано Бенуа де Термез (2015-03-10 10:15:01)

25

Был ли он против, чтобы кто-нибудь молился о здоровье бедняжки Каталины?! Христианин, иудей, да хоть магометанин!!! Раймон с детства с уважением относился к чужой вере, и если смертный человек искренне молился своему Богу о добром, как можно было тому препятствовать?
Раймон кивнул в знак согласия, и по окончании молитвы новых христиан, имевших в землях Тренкавеля практически равные с католиками права, воткнул клинок в мощеный дубовым кирпичом пол. Оставляя глубокую отметину в спальне донны Оды, трубадур преклонил колено, и, закрыв глаза, коротко помолился перед крестовиной стальной рукояти, скрывающей внутри серебряной головки не что иное, как власа преподобной Геновефы.
Сила святой латыни – лучшего оружия, разделяющего тьму  от света – подвигла старую Астругу: более похожая на ведьму, нежели на благообразную няню дочери сеньора хрычовка забилась в самый дальний угол  и что-то недовольно шамкала в ответ.
- Domine Iesu, dimitte nobis debita nostra,.. прости нам наши прегрешения, избавь нас от огня адского, и приведи на небо все души, особенно те, кто больше всего нуждаются в Твоём милосердии. Amen.

Поднимаясь с колен, Раймон из Мираваля всем сердцем верил, что милосердный Иисус поднимет с постели невинное дитя, оказавшееся по его вине на смертном одре.

- Эн Бенуа, нам надо спешить. Боюсь, у вас нет времени поприветствовать хозяйку, – он ненадолго задумался, - и я настойчиво рекомендую оставить все ценное в замке, святой отец. Буду ожидать вас у ворот.

В дверях рыцарь обернулся, ища глазами ту, перед которой теперь был в неоплатном долгу.

- Милая Ода! Мадонна… - голос Раймона дрогнул, - сегодня я увидел самый прекрасный цветок, распустившийся в Окситании. Вашими глазами смотрят на мир небесные херувимы… я не смею коснуться даже края вашей одежды… Надеюсь, когда вернусь, найти вас и вашу матушку в добром здравии… Когда окончится эта гнусная война… - Мираваль резко развернулся на пятках и вышел прочь из маленькой девичей комнаты, с которой отныне накрепко был связан мыслями.

Яркий солнечный свет ударил ему в лицо, смывая с души остатки тревоги. Во дворе, у коновязи, он нашел мальчишку –  с беззаветной преданностью Симон  чистил скребком и вытирал чистой суконкой рыцарского коня. Шерсть благородного животного ярко блестела на солнце. Трубадур опустил руку на плечо ловкого мальца: – Седлай. Но сначала передай Бертрану: незамедлительно выступаем.
Когда белобрысый Велабер растворился в веселой полуденной сутолоке двора, Раймон устало опустился на усыпанную соломой землю, тут же, у набитых ячменем яслей. Прислонившись спиной к крепкому столбу, служащему опорой для навеса, он уснул. Вот уже третьи сутки мужчина обходился без сна. Но сейчас он спал. Через несколько минут он проснется – сработает выработанная годами привычка – и двинется в путь.

Эпизод завершен.

Отредактировано Раймон де Мираваль (2015-03-12 01:57:20)


Вы здесь » Рыцарские истории » ➤ Непрощенная земля » Benedicite, parcite nobis