Рыцарские истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рыцарские истории » ➤ Непрощенная земля » Входящие, оставьте упованья…(с)


Входящие, оставьте упованья…(с)

Сообщений 41 страница 45 из 45

41

- Осторожно, мессен, не свалитесь снова в преисподнюю – рядом, вполне отчетливо, прозвучал басовитый  мужской голос и вслед за ним пещеру озарил свет. Зажегся факел. За ним еще один. И еще, и еще…  Теперь трубадур мог видеть, но увиденное не сулило ничего приятного: напротив него возвышалась широкоплечая фигура в длинной хламиде и высоком остроконечном колпаке. Раймон собрался отпрыгнуть к стене, - кто его знает, что это за гости объявились в гроте! – но понял, что окружен.  Со всех сторон к нему подступали люди в черных плащах и низко надвинутых на лицо капюшонах.
- Что там происходит, мессен Мираваль? – раздался из каменной утробы нетерпеливый окрик Пейре Видаля.
- Кажется у нас п-проблемы, святой отец! – удовлетворил  Раймон любопытство собрата Бенуа. Сам же Совершенный Бенуа молчал, не торопясь обнаружить свое присутствие. Мираваль нарочито назвал находящегося в провале "святым отцом", надеясь, что присутствие священника охладит пыл незнакомцев и направит их мысли в благочестивое русло.

Отредактировано Трувер (2015-12-04 01:31:05)

42

Предательская веревка, показавшаяся Симону такой превосходной и надежной находкой для спасения господина, теперь показала свою двуликую сущность, яростно впиваясь в затекшее тонкое запястье мальчишки. Оруженосец чувствовал, что оказался в капкане, тщетно пытаясь освободиться от ненужной уже привязи. В бессильной злобе, отчаянно сопя, Симон терзал окову зубами и свободной рукой, но на совесть затянутый узел не поддавался.

«Черти, по всей видимости, сумели опередить меня, выскочили на волю, они же так изворотливы, лиходеи», - догадался мальчишка. А как иначе, если один из обитателей логова Вельзевула, наверняка толстомордый и заросший бурой шерстью, помешал вызволить де Мираваля из пропасти? Этот громила отшвырнул меня в сторону как шелудивого котенка! Подумать только, меня, верного оруженосца самого господина Раймона! Ничего, еще поквитаемся с обидчиками, - пыхтел Симон, сражаясь с веревочными путами. Веревка, наконец, поддалась, и Симон, поднявшись с колен, принял воинственную позу.

Вспыхнул огонь. Факелы осветили фигуры чужаков, вряд ли преисполненных благими намерениями.

«Ну, конечно, приспешники Сатаны явились за законной добычей!» - Симон уже один раз сплоховал, поэтому теперь с боевым кличем ринулся вперед и вцепился острыми зубами в руку незнакомца. Не ожидавший нападения противник уронил факел…

43

Горящий светильник угодил прямо в расселину,  и пламя озарило жавшихся к стене стариков. Совершенные еще не знали, как реагировать на происходящее наверху и приняли благоразумное решение затихнуть на время. Каково же было их удивление, когда стоящий наверху  громила в колпаке, прошипев «щщщенок!»  вдруг пал на колени, узрев на дне разлома диакона.
- Сила божия животворная, это же Совершенный Бенедикт! – воскликнул укушенный мальчишкой великан, уже не обращая внимания на прицепившегося к руке сорванца.
В ответ его словам раздались восторженные вздохи, и люди в черном попадали ниц, следуя религиозному ритуалу приветствия.
«Похоже, мы нашли тех, кого искали!»  - обрадовался де Мираваль, окинув взглядом спины еретиков, тем паче увидел Гаска, пробирающегося к нему сквозь коленопреклоненных.
- Мессен Раймон! Слава Богу - это вы! – зачастил Гаск. - Мы сначала решили, что нас выследили, а прислушавшись, поняли – в пещере кто-то из своих. Вы не представляете, какими нехожеными тропами мне пришлось выводить этих людей! Крестоносцы рыщут повсюду - по горам и селениям снаряжены мобильные отряды. Переполох  у них какой-то  случился:  монах из аббатства сбежал. Вот я и думаю, разве станут рядового монаха всем миром искать, да еще по приказу графа Лестера…  Не иначе какую тайну унес бедолага…  Вот и к вам в Мираваль шли, я с ними на постоялом дворе ночевал, подслушал...
- Погоди, Гаск, – рассмеялся трубадур, крепко обнимая товарища. - После расскажешь, сейчас нужно  диакона из трещины поднять и быстрее выбираться отсюда.
Вот оно что. Кажется, причина непонятного визита франков в его отдаленный замок стала немного проясняться… Так или иначе, трубадур и его домашние спасением были обязаны Гаску. О том, что стало с замком, Раймон не позволял себе думать.
-Симон, ты был настоящим героем! - он подозвал мальчишку – уцелел, чертенок! – рыцарь потрепал вихрастый загривок и, снабдив юркого Велабера факелом, отправил в лаз – предупредить Бертрана о возвращении отряда. Сам поспешил на помощь диакону.

44

Симон подхватил факел с гордостью, зардевшись, как девчонка, от похвалы господина. Хорошо хоть, отблески пламени, с трудом разгоняющие полумрак пещеры, не позволили увидеть злосчастный румянец. Впрочем, в царившей суматохе вряд ли кто принялся пристально разглядывать постреленка. 

Напыщенно вздохнув, Велабер поднял факел повыше. Мальчишка был счастлив. Еще бы, ему снова доверили важную миссию! Однако в маленьком сердце поселилась легкая грустинка, с каждой секундой перераставшая в горькое сожаление.

«Ну, какой я герой! Огнедышащей пасти Вельзевула испугался, господина из пропасти не вытащил да вдобавок тяпнул великана, словно как маленькая зловредная собачонка», - мысли мальчишки бились в такт теням, метавшимся по сводам  подземелья. Воровато оглянувшись, Симон на всякий случай решил держаться подальше от укушенного им верзилы, опасаясь законной, по его мнению, мести.

Поручение господина было своевременным, и мальчишка, шмыгнув по привычке носом, отправился к выходу, чувствуя, что его немного знобит от страха и пережитых волнений. Пока не скрылся с глаз возможных наблюдателей, Велабер ступал осторожно, стараясь выглядеть как можно солиднее, боясь оступиться и опозориться. Не устанут ведь потом насмешничать да потешаться. Однако несколько мгновений спустя, мальчишка ускорил шаг. Обратная дорога всегда кажется короче, чем нехоженый путь. Вот впереди потянуло свежим ветерком, каждый глоток которого казался немыслимым блаженством после сырого и затхлого воздуха пещеры.

Между тем старцы ловко и искусно, с нужными предосторожностями и почтением не столько к сану священнослужителей, сколько к драгоценной находке, которую диакон с благоговением бережно прижимал к объемной груди, были извлечены из недр пещеры, и вся компания направилась к выходу на свет Божий.

Запыхавшийся мальчишка вынырнул из пещеры и доложил мрачному Бертрану о приключениях путешественников во владениях Нечистого. Его собеседник был, по обыкновению, хмур и молчалив, и Симон собрался уже начать рассказ заново, но теперь с толком, с расстановкой, с подробностями, так ярко и красноречиво, чтобы удивить и расшевелить даже черствого Бертрана.

Старания паренька были, впрочем, напрасными, поскольку Бертран его не слушал, устремив взгляд на лаз, откуда появилась процессия выходцев из Преисподней.

45

Солдаты за время отсутствия господина успели расставить силки, поймать  зайца и подбить пару куропаток. Дичь, истекая соком, румянилась на вертелах, ее восхитительный аромат стал для выходцев из пещер  провозвестником жизни и простых радостей бытия.  Впрочем, следуя аскезе, старцы от мяса смиренно отказались,  довольствуясь бледным ломтем ячменного хлеба.  Раймон же, напротив, с восторгом вцепился зубами в сочное  жаркое. В другое время трубадур непременно бы позубоскалил, поминая поговорку про крылышко куропатки и окорочек монашки, но теперь, после невольного сожжения тела католического монаха, трубадуру было не до шуток. В то время как, устроившись на камнях, стороны обменивались рассказами о своих злоключениях, пуская флягу с вином по кругу, диакон, словно  родное дитя, прижимал к сердцу кипарисовый ларец.
- Что там у вас, почтенный Бенедикт? Что за сокровище вы обрели в пещере? Похоже на реликварий, дайте-ка глянуть? – от Раймона не укрылись изменения, произошедшие с  Бенуа. Его и раньше нельзя было назвать веселым человеком, но теперь диакон был как-то  уж слишком погружен в себя, став абсолютным двойником хмурого Видаля. Собратья красноречиво переглянулись, но  по-настоящему поверг менестреля в смущение ответ Термеза.
- Я доверил вам общинное золото, эн Раймон. И где оно? – диакон выдержал паузу, давая прокашляться подавившемуся куропаткой Миравалю. – Где деньги, спрашиваю я вас? Молчите?
Ах, на дне преисподней! То есть вы умудрились потерять стратегические сбережения, столь необходимые этим несчастным, чудом выжившим христианам, едва не провалили операцию по их спасению, а теперь  претендуете на поданную мне небесами реликвию!? Не слишком ли многого желаете, рыцарь-трубадур? Мы доверили вам свои жизни, но не стоит рассчитывать на большее: вы не узнаете тайны ковчежца!
Диакон помрачнел еще гуще и стал похож на ящера, которому приставили вилы к горлу. – А может, мессен трубадур его не терял, а … прихоронил под шумок? А?
Раймон дожевал застрявшее в зубах мясо и бросил кость в костер.
- Если не ошибаюсь, вы заподозрили меня в воровстве, уважаемый Бенуа? – недоумение во взгляде менестреля закономерно сменилось возмущением. Мираваль резко поднялся и одернул сюрко.  – Не будь вы священнослужителем, я вызвал бы вас на поединок! А так…  Сказать по чести, вы незаконно присвоили не принадлежащее вам. Ковчежец  и его содержимое является достоянием  римской католической церкви. Но я не стану настаивать, чтобы вы открыли его. Участь реликвии решит Господь. Нам же велено отдавать Богу Богово, а кесарю кесарево. Я верну вам ваше золото, эн Бенедикт.
- Не мое золото - общинное! Нет, Мираваль, - усмехнулся диакон. – Сначала вы выполните свое обещание и проводите нас к замку барона Кабаре. А уж потом вернете деньги… И законы вашей продажной церкви добрым людям не указ! В ларце сокрыта куда большая святыня, чем вы можете себе вообразить! И она уж точно не должна принадлежать римской блуднице. Это достояние истинных христиан!

Отредактировано Раймон де Мираваль (2016-01-16 19:36:37)


Вы здесь » Рыцарские истории » ➤ Непрощенная земля » Входящие, оставьте упованья…(с)