Рыцарские истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рыцарские истории » ➤ Непрощенная земля » E ades sera l'alba...


E ades sera l'alba...

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: вторая половина  дня 3 августа 1209 года
Место: замок Мирпуа

2

В лучах щедрого южного солнца листва казалась изумрудной,  а горы могли своей красотой соперничать  с драгоценными камнями.   Раймон  смотрел,  как ветер несет облака над горными вершинами и больше ни о чем пока не думал. Где-то в вышине  перекликались птицы. Облака  тоже были похожи на птиц. Несколько мгновений в небе  они летели рядом  –  птицы облачные и  птицы обычные, которым отведен больший срок… Тени стали длиннее - день  уже перевалил за середину.

Воистину, бывают разговоры, после которых устаешь сильнее, чем в бою.  Особенно когда при тебе ведут  речи, подобные тем, что в Палестине обратили в  ничто  все свершения  крестоносцев, сумевших освободить Гроб Господень.  Такие речи  молодого рыцаря совсем не радовали. Ведь когда словами пытаются заменить дела, чем все завершится, известно заранее.

Сейчас бы в седло и пустить коня в галоп  по горной  дороге, обгоняя ветер…   Но такой роскоши молодой рыцарь ныне не мог себе позволить. Оставалось смотреть на летящие облака  и приводить мысли в порядок.   Ведь разговор, который ему только предстоит, вряд ли будет проще…

Во дворе замка, который утром был полон  народа,  сейчас не было никого.  Только рыжий кот развалился на солнышке, довольно жмурясь. Раймон  наклонился и погладил его по пушистой  шерстке.  Кот довольно потянулся, мявкнул и перевернулся на другой бок.  В отличие от людей этим Божьим созданиям не о чем было заботиться...
Ветер, у которого в этих краях было собственное имя,   вновь принес  удивительный  аромат лаванды. Раймон улыбнулся и снова погладил кота… Спокойной жизни молодой рыцарь  никогда не искал, но больше прочих ценил каждое спокойное мгновение. Ведь  для него они всегда были на вес золота..

Отредактировано Раймон де Ниорт (2016-02-21 09:39:58)

3

Тяжелое, тревожное ожидание хоть какого-то результата своих усилий отнимало немало душевных сил, а Эстела была и без того измучена бессонной ночью и тяжелым утром. Поэтому юная донна, оставив больную на попечение одной из женщин, решила ненадолго спуститься вниз, во двор – оставаться в замке казалось выше ее сил...
Стоять в тени донжона было удивительно хорошо. Девушка прислонилась спиной к стене и с удовольствием подняла лицо к небу. Легкий ветер, пахнущий цветами, встрепал выбившиеся прядки, освежил лицо... Несущиеся в небе облака, принимавшие подобие то величественных белоснежных замков, то грозных драконов,  иногда перечеркиваемые крыльями стремительно проносящихся птиц, завораживали, не давали оторвать взгляд. И только через несколько минут, отведя глаза от небес, где возводились и вновь рушились стройные облачные стены, юная донна обнаружила, что не она одна здесь наслаждается свежим воздухом.
Эн Раймон де Ниорт стоял чуть в отдалении, на солнце и с явным удовольствием чесал за ухом здорового рыжего кота. С первого взгляда было понятно, что хорошо от этого обоим – животное снисходительно щурилось и потягивалось, а молодой рыцарь смотрел на него с улыбкой. Кажется, Эстела видела его улыбку в первый раз после ночной поездки... По возвращении всем было не до радости и смеха.
Эстела была бы счастлива провести некоторое время за беседой с молодым крестоносцем. Хотелось расспросить его о Палестине – наверное, человек, проведший там столько времени, видел множество вещей чудесных и сказочных... Но к обычному интересу, который заставлял юную донну жадно вслушиваться в рассказы паломников и вернувшихся из Святой земли рыцарей, примешивалось другое, незнакомое ей чувство и понимание того, что обществу де Ниорта она была бы рада и без рассказов о чудесах далеких земель...
Эстела чуть рассеянно наблюдала за картиной, могущей служить аллегорией тишины и умиротворения. Эн Раймон в это время выпрямился – и девушка вспомнила, как странно он держал левую руку во время утреннего разговора. Ничего не изменилось – молодой крестоносец по-прежнему старался действовать только правой рукой, и знакомая с подобными вещами девушка понимала, что ничего хорошего это не означает.
«Наверное, утром было не до перевязки – все, кто хоть что-то понимает в лечении, были заняты, и эн Раймон не стал отвлекать их...».
По сравнению с раной того же Перейля повреждение, может, было и не таким страшным. Но оставлять его на самотек не стоило... А кроме того, это был подходящий предлог для того, чтобы подойти и завязать разговор с молодым окситанцем...
Поймав себя на последней мысли, девушка смутилась – убедить себя в том, что это совершено неважно, не удавалось... Чуть покраснев и сердито дернув головой в попытке отогнать непрошенную мысль, Эстела вышла на солнце, легко подошла к де Ниорту, с улыбкой обратившись к молодому крестоносцу.
- Приветствую, эн Раймон!
Вблизи последние сомнения в том, что травма действительно имеется, окончательно исчезли, и, выслушав ответное приветствие де Ниорта, девушка начала разговор с прямого вопроса.
-Что у вас с рукой, мессен? Повреждена в бою?

4

Небо от земли далеко, но в горах оно становится ближе. Казалось бы, что звезде небесной до живущих на земле?  Но  их пути с донной Эстелой пересеклись  за  этот день уже в третий раз.   И впервые  времени было больше чем на несколько слов . Только молодой рыцарь  не чувствовал себя достойным такого внимания.

- Мелочь, не  стоящая даже мгновения вашего внимания, донна , - с нарочито беззаботной улыбкой   ответил Раймон  Эстеле -  Вам без того сегодня хватило  не самых приятных забот….   
А ведь все должно было завершиться совсем иначе.  Если бы он оказался чуть осмотрительней. Но случившегося уже не изменишь…

Да, мелочи этой все-таки нужно потом уделить некоторое время.   Ибо вполне  может быть, что  обратно из вражеского лагеря  им придется пробиваться с боем. И с факелами одной рукой толком  не управишься…

Отредактировано Раймон де Ниорт (2016-02-23 11:26:49)

5

Ответ рыцаря не очень удивил Эстелу. Разнообразные попытки отказаться от лечения она наблюдала не раз - брат и его приятели нередко из гордости всячески скрывали от юной девушки все травмы, менее серьезные, чем перелом. А сейчас донна де Мирпуа понимала, что будь слова де Ниорта правдой, левая рука за время, прошедшее с момента их утренней встречи, уже стала бы доставлять молодому крестоносцу значительно меньше неудобств...
- Не тревожьтесь, эн Раймон, если это действительно не стоящая внимания мелочь, значит, и вылечить ее будет нетрудно – с улыбкой отозвалась Эстела. И, вспомнив утренний разговор, добавила:
- Вы говорили, мессен, что мое слово для вас закон. Позвольте же все-таки взглянуть на этот пустяк...
Пуская в ход последний аргумент, Эстела несколько смутилась – любившей куртуазные песни южных трубадуров девушке было все же непривычно и странно не в мечтах, а в действительности оказаться на месте Прекрасной Дамы... Непривычность эта была, впрочем, удивительно приятной, хоть юная донна и не спешила себе в этом признаться.

6

Теперь  поклониться и уйти, как Раймон собирался сделать изначально,  уже не получится.   Как же все-таки  прекрасен этот горный цветок...   Молодой рыцарь с трудом отвел взгляд   от бездонных  карих  глаз  в обрамлении длинных ресниц, от  золотых локонов,  в солнечном свете лучившихся неземным сиянием. 

Донна Эстела  воистину  была достойна того, чтобы   ради беседы с ней  отправиться в  самое долгое и опасное путешествие,  как  сделал в свое время  трубадур и сеньор Блайи  Джауфре Рюдель,  который  влюбился в графиню Триполийскую, услышав от пилигримов  о ее красоте и добродетели.  А он видел этот прекрасный цветок своими глазами, и уже успел убедиться, насколько  донна со звездным именем  добра и милосердна.  Милосердна даже к врагу…

Но встречи с ангелом  достоин лишь достойный. А  де Ниорт не считал себя таковым.  Если бы они смогли  освободить виконтессу, если бы вернулись с победой, если бы он хотя бы вовремя сумел остановить эна Пейре и его спутников,  безоглядно кинувшихся в расставленную франками ловушку  - тогда у него была бы хотя бы тень надежды…   Нет,  даже смотреть на  это небесное видение  он недостоин!   Но  донна желала  убедиться, что  с ним все в порядке. Оставалось повиноваться. 

По одному ее слову молодой рыцарь   готов был  броситься в любую безнадежную битву, выйти один против многих, а здесь речь шла о сущей мелочи. Раймон  небрежным движением   завернул украшенный богатой вышивкой  рукав шелковой котты, потом  точно так же  -  рукав нижней рубашки. И снова улыбнулся:
- Ерунда, старая рана напомнила о себе …. Видите, вы напрасно волновались…

7

Эстела порадовалась про себя, что крестоносец так легко согласился показать повреждение. Однако на этом поводы для радости заканчивались - девушка была твердо уверена в том, что, говоря о не стоящем внимания пустяке, эн Раймон сильно ошибается, и ее опасения подтвердились, едва молодой рыцарь завернул рукав. Предплечье опухло и покраснело, в одном месте виднелся большой, размером с ладонь юной донны синяк.
"Если для де Ниорта такая травма не является поводом для беспокойства, то что же покажется ему достаточно серьезным? Рана, которую не сумеет исцелить даже самый искусный врач?"
Эстела покачала головой.
- По вашему, из-за этого не стоило волноваться, эн Раймон...
Осторожно, стараясь как можно меньше беспокоить поврежденное место, девушка осматривала руку. Не похоже, чтобы это был перелом, скорее, серьезный ушиб или даже трещина. И с этим он намеревался ехать в Каркассон, в бой...
Опухоль и покраснение не скрывали следов от других ран, видно, полученных еще в Святой земле.  На предплечье молодого крестоносца виднелись два шрама – довольно старые, резко выделяющиеся на коже. Один причудливо извивался почти от самого локтя до кисти, второй короче и толще был почти прямой и уходил на внутреннюю сторону руки. При более внимательном взгляде Эстела не смогла сдержать удивленного возгласа – разум и весь ее врачебный опыт говорили о том, что после ран, оставляющих подобные шрамы, рука вряд ли продолжит повиноваться владельцу, в лучшем случае, останется бесполезно висеть. Без перелома, а может, и не одного, здесь не обошлось... Однако совсем недавно Эстела могла убедиться, что Господь оказался весьма щедр к молодому южанину. Так же как теперь убеждалась в том, что собственная безопасность в бою его практически не волновала...
"Ничего подобного мне видеть не приходилось... И ведь вряд ли у эна Раймона была возможность сделать передышку, прервать бой - в голове не укладывается, как можно сражаться, получив такой удар... И не представляю, каким чудом излечились последствия этого удара..."
Об обстоятельствах получения подобной раны Эстела догадывалась, богатое воображение подсказывало ситуации одну невероятнее другой, но казалось, что проще будет спросить у самого де Ниорта.
- Вот это тоже было пустяком не стоящим внимания, мессен? – поинтересовалась юная донна, указывая на шрам – провести по нему пальцами девушка не решилась. И, от всей души надеясь, что собеседник не сочтет ее чрезмерно назойливой, продолжила вопрос:
- Это от той напомнившей о себе старой раны, да? А, - Эстела чуть запнулась, но закончила фразу. – Можно спросить вас, как вы ее получили?
Интерес к рассказам о далекой Палестине был слишком велик, а в том, что именно там левое предплечье де Ниорта украсилось шрамом, девушка почти не сомневалась. В Святой земле случается много чудес, вот и рука эна Раймона исцелилась там намного лучше, чем могла бы...
Об еще одном шраме донна де Мирпуа спрашивать не стала. Пятно, похожее на довольно свежий след от ожога, виднелось довольно близко к локтю и имело слишком правильную форму, чтобы можно было предположить случайность... Эстела догадывалась, при каких обстоятельствах эн Раймон получил эту отметину, но была вовсе не уверена, что хочет услышать подтверждение своим догадкам. Зато прекрасно понимала, что если эти догадки соответствуют истине, то ее вопрос и необходимость ответа вряд ли доставит молодому рыцарю большое удовольствие...
Отпустив руку де Ниорта, девушка, не дожиаясь ответа на предыдущий вопрос, произнесла.
- Руку следует перевязать, эн Раймон, и держать по возможности, неподвижно – хотя бы до вашего отъезда... Вы ведь говорили, что собираетесь в Каркассон? Поднимемся в донжон, я сделаю перевязку...

Отредактировано Эстела де Мирпуа (2016-02-25 20:23:45)

8

Молодой рыцарь совершенно напрасно думал, что как только донна увидит своими глазами, что беспокоиться здесь не о чем, все расспросы закончатся.  Получилось совсем иначе… То, что сам Раймон привык считать не заслуживающим внимания пустяком,  в глазах других таковым совсем не выглядело.

И юная златокудрая донна, посланница неба,  на которую он до сих пор не решался поднять глаза,  пожелала заняться его рукой. Такого молодой рыцарь не мог даже вообразить. Но и возразить  ей  он  не смел. Раймон лишь  поблагодарил Господа  за это чудо и за то, что его пустячная неприятность  не займет у донны Эстелы много времени.  И тут же ответил на обращенный к нему вопрос  -  точнее, сразу на два:
- Да, когда мы сегодня в предутренний час схватились с франками, я редкостно неудачно подставил щит – удар пришелся по старому перелому. ..  А там все, увы, было несколько серьезней  обычного  пустяка.  И внимания ему в свое время пришлось уделить более чем достаточно.

Дама желала услышать от него рассказ о Святой земле. И молодой рыцарь  начал рассказывать. Эту битву он помнил очень хорошо, словно все было вчера .  Бирюзовое небо и ослепительно сверкающий на солнце белый песок, который быстро становился  алым , яростная копейная сшибка.... Почти безнадежная – потому что сарацинов оказалось гораздо больше, чем они предполагали…

- Тогда мы попытались перехватить сарацинский отряд , который собирался напасть на одну из христианских крепостей. Копейная сшибка всего не решила – сарацинов оказалось слишком много. Копье одного из них пробило мой щит, застряло в нем. Щит пришлось бросить.  А потом настал черед мечей. Я искал их предводителя, и нашел.   В пылу схватки я по привычке подставил под удар  левую руку, напрочь позабыв, что щита у меня больше нет…. Но хвала Господу - скоро язычник отправился  к тому, кому они все служат... А рука оказалась сломана в двух местах…

В небесах снова летели птицы, облачные и обычные, и  Раймону вдруг показалась, что они совсем близко, рукой можно дотронуться. Ведь  земля для него ныне становилась небом….

Отредактировано Раймон де Ниорт (2016-03-07 10:08:32)

9

- Боже мой...
Возглас, в котором мешались удивление и восхищение, вырвался непроизвольно – облечь мысли в связную фразу не получалось. Истина действительно оказалась удивительнее того, что Эстела могла предположить, а то, о чем рассказывал молодой крестоносец, как наяву вставало перед глазами Эстелы. И, хоть рассказ эна Раймона не был облечен стихами, он казался юной донне ближе к песням и сказаниям, нежели к реальности.
Ее собеседник едва ли был старше ее брата, но уже успел пережить многое... И, разговаривая с ним, Эстела чувствовала, словно и сама она, если и не оказалась в песне, то подошла к этому так близко, как только можно.
- Я о таком только в песнях слышала, - тихо добавила девушка, не отрывая взгляда от лица Раймона.
Уже давно следовало провести де Ниорта наверх и заняться его рукой, но заслушавшись рассказом, юная донна продолжала стоять, завороженно глядя на собеседника и видя его не во дворе родного замка, а в раскаленных песках Святой земли...
Рыжий кот, видимо, возмутившийся недостаточным вниманием к собственной персоне, требовательно мявкнул, возвращая увлекшихся разговором молодых людей на землю. На попытку взять его на руки, он, однако, обиделся еще больше, отошел в сторону, растянулся на солнце... Раймон, чуть улыбаясь, следил за действиями животного.
Последние слова молодого крестоносца напомнили девушке цель, с какой она завязала беседу.
- Благодарю за рассказ, мессен... Однако же, сегодняшней неприятности тоже следует уделить внимание. Поднимемся в донжон, там найдется все необходимое...
Мысли девушки вновь вернулись к последним безрадостным событиям и тем, благодаря кому война без правил все больше захватывала цветущий Юг... И, направляясь вместе с де Ниортом в сторону донжона, Эстела горько бросила, обращаясь даже не к собеседнику – сама не зная, к кому...
- А вот нашим незваным гостям путь в Палестину, видно, показался слишком тяжелым...

Отредактировано Эстела де Мирпуа (2016-03-08 12:57:32)

10

Прекрасная вестница рассвета со звездным именем смотрела на Раймона так, как будто бы перед   ней был легендарный Эль Сид или славный Отжер Каталанский.  Но ведь ничего подобного  их деяниям ему свершить не довелось!  Молодой рыцарь смутился:
- Я не сделал ничего особенного,  донна Эстела. Господу возможно все -  тогда Он просто избрал меня своим орудием ...

Солнечный свет уже казался ему светом горнего мира. Но мгновение спустя  свет этот потускнел, а облачные птицы растаяли в вышине.  Та, что только что позволила ему вознестись до небес, тут же вернула его на землю – всего несколькими словами. Сама того не желая.

Раймон горько усмехнулся:
- О да, отец лжи придумал себе славное развлечение..  До такого никто кроме него бы не додумался  - лживый поход  под знаменем Креста, поставивший  по разные стороны тех, кто прежде сражался плечом к плечу…  Кому теперь есть дело  до Святой земли,  до Гроба Господня?! Но горше всего то, что этой лжи  поверили не только мерзавцы, которые и так вечно радуют дьявола, но и  достойные рыцари. Готье ведь свято убежден, что служит делу Господню….

Пальцы молодого рыцаря вновь сомкнулись на рукояти меча. Он слишком хорошо понимал, что для Палестины теперь не осталось никакой надежды…   И тут же его мысли вернулись к  товарищу по прежним битвам:
- Донна, не сочтите за дерзость мой вопрос - вы уже распорядились прислать лекаря к пленному?

11

Слова Раймона не изменили мнения Эстелы ни о нем самом, ни о рассказанной им истории. Мирная и мало разбирающаяся в военном деле девушка все же понимала, что в бою гибель предводителя почти неминуемо влечет за собой поражение, и назвать роль де Ниорта в том бою «ничем особенным» она не могла. А что до того, почему эта роль досталась именно молодому окситанцу...
- Господь избирает своим орудием лишь достойных, эн Раймон...
За разговором они почти дошли до дверей, уйдя от мягких лучей теплого августовского солнца... Однако к тени, набежавшей на лицо крестоносца, это не имело никакого отношения... И Эстела догадывалась, какими мыслями вызвана эта тень.
Лишь достойный может стать орудием господним... Но ведь те, кто разграбил Безье, тоже пришли сюда с божьим именем и крестами на плащах, и тоже называют себя оружием в руках господних, творя то, что даже в бреду невозможно назвать угодным Господу. С детства привыкшая почитать Добрых людей, безоговорочно верящая брату, который разделял их веру, юная донна нередко терзалась сомнениями насчет полной непогрешимости и правильности этой веры. Ведь падшему, как ей казалось, было бы не под силу создать столь прекрасный и величественный мир, и, возможно, считать злом все материальное, не следует. Однако, чем ближе к сердцу гордого Юга подбиралась армия, называющая себя крестоносной, тем больше Эстела укреплялась в мысли, что такое мог допустить лишь сатана – и значит, правы были Добрые люди...
Католик де Ниорт, впрочем, был одного с ними мнения о том, кто стоит за этим походом, который он иначе чем лживым не называл. И слова рыцаря подтвердили догадку Эстелы о том, что его терзают мысли о том же, что не давало покоя ей...
Ответить девушка не успела – следующий вопрос де Ниорта заставил ее виновато опустить глаза… Вспыхнувшая после разговора с Готье надежда на выздоровление Отильды вытеснила из ее головы абсолютно все прочие мысли.
- Простите, эн Раймон…
Она и только она была виновата в сложившейся ситуации, забыв про просьбу рыцаря. И, наверное, не стоило пытаться оправдать собственную глупость и рассеянность… Но  Эстела все равно заговорила, продолжая глядеть на камни под ногами:
- Моя подруга, Отильда де Бедельяк, сегодня прибыла в замок. Раненой, и... я не знала, как можно ей помочь. А эн Готье, он, оказывается, знает ее, и он рассказал о средстве, которое может спасти Отильду. И я, обрадовавшись и забыв обо всем, поспешила к ней… Я отправлю кого-нибудь, понимающего в лечении, прямо сейчас, - торопливо прибавила она.
По счастью, долго тянуть с этим и не понадобилось – встретив одну из женщин, Эстела попросила ее зайти к пленнику.
А теперь следовало заняться рукой Раймона – повреждение, в сравнении с ранами многих вернувшихся из ночной поездки окситанцев было не настолько тяжелым, но оставлять его на самотек все равно не стоило. Молодой рыцарь вновь завернул рукав котты и нижней рубашки. Прежде чем накладывать повязку, Эстела вновь оглядела руку Раймона, обратив внимание на то, что ускользнуло от нее при первом беглом осмотре – рука была несколько искривлена, кость срослась не совсем правильно. Мысли юной донны вновь вернулись к рассказу де Ниорта о том, как была получена эта рана. Да, подобные последствия не казались ей необычными – странно было другое…
- Удивительно, что после той раны ваша рука по-прежнему продолжает повиноваться вам, мессен…

12

Боже милосердный, как он вообще мог подумать, что у донны Эстелы не может быть других забот кроме пленного франка и его раны? Увидев, как смутилась Эстела,  Раймон тут же пожалел о своей просьбе:
- Это мне следует просить у вас прощения, донна. Просто я подумал, что Готье не захочет  принять от меня помощь,  мы ведь теперь по разные стороны…

И это до сих пор не укладывалось в голове. Потому уверившись, что без помощи старый друг не останется, молодой рыцарь был рад заговорить о другом.:
- Да, братья-госпитальеры говорили, что этой рукой я вряд ли смогу поднять  что-то тяжелее кубка с вином. Точнее, что даже на это надежды мало.  Но получилось иначе, - Раймон слегка улыбнулся  - Невозможное людям возможно Господу..

После того боя де Ниорт сразу понял,  что надеяться ему не на что.  Не на что вообще. Это молодой рыцарь  осознал в полной мере, как только оруженосец снял с него кольчугу:
-Тогда я думал, что для меня все закончилось, ведь какой прок в бою от калеки…   Оставалось только молиться. И эта молитва была услышана  - хотя,  когда сломанные кости срослись, рука поначалу вообще не слушалась…  -  продолжил он свой рассказ.  – Вообще, с тех пор, как жизнь моя перестала мне принадлежать, со мной случалось много чудесного. Столько раз я был на волосок от смерти, но Господь хранил меня. Значит, мой меч до сих пор Ему  нужен. Быть может….

Он не договорил – слишком смелой показалась ему мысль, что промелькнула вдруг в голове, и торопливо опустил глаза, не дерзая  более смотреть на ангела во плоти

Отредактировано Раймон де Ниорт (2016-03-28 22:56:55)

13

Добрые люди учили, что этот мир создан не Господом, всемогущим и милосердным, а дьяволом. А значит, не стоит надеяться на божью помощь в делах земных, уповая лишь на загробное блаженство... Но эн Раймон говорит вещи прямо противоположные – и его слова подтверждаются тем, что случилось с ним. И Господу все же есть дело до этого мира и тех, кто взывает к нему в нужде...
Знакомые действия не отвлекали от рассказа де Ниорта и не мешали течению собственных мыслей. И Эстела, привычно готовя все необходимое для перевязки, внимательно слушала рассказ молодого окситанца.
Последняя фраза молодого рыцаря, которую он так и оборвал на полуслове, заставила девушку торопливо вскинуть взгляд на де Ниорта. Несказанное, казалось, повисло в воздухе – и Эстела была почти уверена, что знает, какую мысль не посмел облечь в слова ее собеседник...
- Быть может, ваш меч нужен Господу именно здесь и сейчас, эн Раймон?
Поверить в это было легко. Намного легче, чем даже допустить мысль о том, что божью волю творят бесчинствовавшие в Безье... 
За разговором все необходимое для перевязки было приготовлено и разложено. Эстела быстро выпрямилась.
- Дайте мне вашу руку, мессен...
Накладывая мазь и туго перебинтовывая поврежденное предплечье, юная донна тихо добавила:
- Мне хочется верить, что Господь все же не оставит наш Юг... Ну вот и все, - уже громче произнесла она, закрепляя повязку, - Постарайтесь не тревожить эту руку хотя бы до отъезда из замка...

14

Башня вся была залита солнечным светом, и  Раймону вновь показалось, что донну со звездным именем окутывает золотое сияние. Будто перед ним вовсе не земная дева, дочь сеньора Мирпуа, а небесное видение, посланное ему  Господом в ответ на бесчисленные молитвы. Хотя, почему показалось? Все наяву было именно так.

- Благодарю вас, донна Эстела.  Я  сделаю все возможное и невозможное для того, чтобы остановить безумие, что творится сейчас на землях Юга
Молодой рыцарь поклонился, жалея о том, что  сейчас не получится опуститься на колени. Ведь  перед этой юной донной можно было стоять коленопреклоненным, отложив все земные попечения и горести - как в храме перед святыней. Но,увы…

К тому времени, как донна Эстела закончила с перевязкой, Раймон уже напрочь позабыл про напомнивший о себе старый перелом. Его мысли были заняты совсем другим:
- Когда наши предки отправились освобождать Гроб Господень, крепости язычников одна за другой отворяли перед ними свои ворота. Поклонникам Магомета не помогли ни высокие стены, ни бесчисленное войско -  Иерусалим  стал христианским. Когда же собравшиеся  под знаменем Креста, вновь стали радовать отца лжи своими распрями, проливая христианскую кровь, христиане потеряли  город, где Господь взошел на Крест за всех нас. Те, кто под знаменем Креста служит лжи, неизменно получает достойное воздаяние. Не минует оно и тех, кто затеял нынешний лживый крестовый поход….

15

Слова эна Раймона показались прекраснее самых изысканных куртуазных бесед. Изящные сплетения слов радовали сердце в мирные времена, но сейчас рассказ молодого крестоносца оказался куда ценнее. Уверенность, с которой говорил рыцарь, вселяла надежду в смятенную душу юной донны, словно давала опору под ногами в рушащемся мире, законов которого Эстела не могла постичь. А рассказ его о Святой земле заставляли верить в то, что Господь не оставит Окситанию на разграбление тем, кто покрывает позором Его имя.
Эстеле уже приходила в голову мысль, что добрые люди неправы. Неправы, говоря о том, что мир этот создан дьяволом, а значит, Богу безразлично творящееся здесь. Мысль эта, которую прежде девушка гнала от себя, сейчас только укреплялась с каждым словом де Ниорта, превращалась в твердую уверенность... И впервые, кажется, с начала войны, душу юной донны переставали терзать страх и безнадежность.
Закончив с перевязкой, Эстела шагнула назад, подняла взгляд на Раймона. Солнечный свет, заливавший комнату, менял цвета, подчеркивал силуэты, делая происходящее похожим на рисунок из книги. А собеседник ее, видевший своими глазами столько чудес, и сам казался героем какого-нибудь старого сказания...  И, хоть творящееся вокруг безумие было страшнее любого вымысла, эта история просто не могла, не должна была закончиться торжеством зла.
- Благодарю вас, эн Раймон, - обратилась она к крестоносцу, - ваш рассказ подарил мне надежду... И помог поверить, что Господь действительно не оставит нас без помощи, а тех, кто творит это безумие во имя Его – без воздаяния...

Эпизод завершен


Вы здесь » Рыцарские истории » ➤ Непрощенная земля » E ades sera l'alba...