Рыцарские истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рыцарские истории » ➤ Непрощенная земля » Родительская воля


Родительская воля

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Время: 3 августа 1209 года, вечер
Место: замок Мирпуа

2

Письмо жене так и не было написано. Хоть сказать стоило очень много, перо вновь и вновь замирало над пергаментом, и, наконец, эн Арно малодушно решил ограничиться устной просьбой для донны Беатрис прислать ему людей так, чтобы в замке осталось лишь несколько способных держать оружие и управляться с воротами мужчин на крайний случай. Ни о сыне, ни о судьбе дочери, ни о поражении, нанесенном ему франками и пленении виконтессы Бедельяк так и не смог поведать жене, как не смог и попрощаться, хотя стоило бы. На случай, если он не вернется из-под Каркассона. Гонец получил только фамильный перстень в знак того, что донна Беатрис может доверять его словам, и просьбу не распространяться о событиях в Мирпуа.

Когда посыльный уехал, эн Арно присоединился к барону, двое мужчин в приговорили полбочонка вина, но разговор не клеился. Каждый все больше молчал о своем, Бедельяк в который раз пообещал старому другу присматривать за его воинственным сыном. А потом, когда на замок уже спускались первые сумерки, отправился проведать дочь. Наверное, он был плохим отцом, если не провел весь день у постели Отильды. Но, по правде говоря, рыцарь тянул с этим визитом, опасаясь разглядеть на челе угасающей девушки те знаки, что указывают сведущим людям на то, что надежды больше нет, и смерть вот-вот возьмет свое. Эн Арно повидал на своем веку достаточно смертей, чтобы узнавать смерть в лицо.

Если бы его девочке сделалось хуже, за ним бы послали, - твердил себе Белельяк. Если бы стало лучше - тоже. И все же ноги его наливались свинцовой тяжестью с каждым новым шагом, сделанным по направлению к комнате, где он оставил свою дочь в беспамятстве и цепких объятиях горячки.
Неудивительно, что легкий на ногу Мирпуа-младший без труда догнал медленно бредущего отца Отильды задолго до того, как тот добрался до своей цели.

Отредактировано Арно де Бедельяк (2016-03-13 01:27:41)

3

- Эн Арно?

Еще днем Пьер Роже слышал от сестры, что Отильда плохо себя чувствует. И хоть он и не переставал думать об этой девушке, возможность увидеть ее так и не представилась молодому рыцарю. Ведь сама Отильда не выходила из комнаты, а Миппуа казалось неучтивым являться туда, куда его не звали, на встречу с той, по воле которой и стечением обстоятельств он оказался в довольно странной и двусмысленной ситуации «доверия-недоверия». 
Встреча с Бедельяком показалась Мирпуа прекрасной возможностью получить разрешение от отца на свидание с дочерью. И даже, быть может, последовать за ним: наверняка тот направляется именно к Отильде.

- Простите меня за дерзость. Эстела сказала, что у донны Отильды горячка. Я хотел справиться, не стало ли ей лучше. И засвидетельствовать вашей дочери мое глубочайшее почтение… Если подобное возможно в ее состоянии. И если вы позволите мне навестить ее.

Молодой человек на мгновение замолчал. Бедельяк еще ничего не ответил ему, а сердце Пьера Роже, опережая события, сжалось от волнительного ожидания.

- Я уже говорил вам, - добавил он, с сочувствием глядя на уставшее и осунувшееся лицо эна Арно. Всем им пришлось несладко сегодня, но отец Отильды выглядел заметно постаревшим. - Что встречался с донной Отильдой вчера вечером. Именно она рассказала нам с Перейлем подробности нападения на вас франкского отряда. Я обещал ей кое-что. Но, увы, не сдержал обещание. Потому умоляю о заступничестве. Вы хорошо знаете свою дочь, подскажите, как я могу искупить свою вину? Чем угодить ей? У меня так мало времени, ведь завтра мы уедем, и одному богу ведомо, когда вернемся обратно в замок.

4

Во взгляде Бедельяка  против его воли мелькнуло сожаление. Многословие эна Пейре было слишком красноречивым, чтобы не угадать за ним нечто большее, чем учтивость гостеприимного хозяина. Молодому рыцарю приглянулась его дочь; в иное время и при иных обстоятельствах эн Арно испытал бы законную отцовскую гордость за Отильду. Но сейчас осталась только усталость.

Молодой Термез был увлечен его девочкой, они казались такой славной парой. Но судьба распорядилась иначе, и кровь эна Онфоруа щедро пролилась в дорожную пыль. Теперь еще один юноша, такой же отважный и благородный, хотел бы угодить Отильде, следуя традициям их благодатного юга. А дочь его, быть может,
умирает, сами они отправляются в опасный поход, и, видит бог, эта осень не станет временем свадеб. Не суждено.
«Есть еще франк, - некстати вспомнилось эну Арно. - Франк, который тоже небезучастен к судьбе Отильды. И он тоже завтра умрет, будь он проклят, этот приносящий им одни несчастья крестоносец, так свято убежденный в правоте своего кровавого ремесла. Будь они все прокляты!»

- Эн Пейре, я как раз сейчас направляюсь проведать дочь, - тихо ответил он молодому Мирпуа. - Буду рад, если вы присоединитесь ко мне. Боюсь только, что это единственная радость, которая нас ожидает.
Я уповаю на милость божью, но Бог… Но бог оставил нас!

Отредактировано Арно де Бедельяк (2016-08-11 09:24:21)

5

Пьеру Роже не хотелось думать сейчас о боге. И о том страшном, что могло произойти с дочерью Бедельяка.
- Знаете что, эн Арно, - заявил рыцарь со всей доступной ему убедительностью, - моя сестра Эстела - самое чистое и непорочное создание из всех, что я когда-либо встречал. В ее руках есть какая-то живительная сила. Пока Эстела заботится об донне Отильде, с вашей дочерью не случится ничего дурного. Я в это верю, и будет лучше, если и вы тоже в это поверите.
Щедрое обещание, но каждому нужна была хотя бы толика надежды в сегодняшнем безнадежном дне.
- Вот увидите, сейчас мы придем и обнаружим, что донна Отильда спокойно отдыхает, - продолжил Пьер Роже. - А Эстела дремлет где-нибудь у ее изголовья, подобно светлому ангелу-хранителю.
Молодой человек невольно улыбнулся, вообразив описанную им картину: в червоном золоте заката не видно будет ни ран, ни усталости на лицах, просто две спокойно спящие девушки, дивная фреска в обрамлении тишины, покоя и мягкого света.

Фантазиям рыцаря не суждено было сбыться, как не суждено было оправдаться и дурным предчувствиям его спутника.
Ступив на верхний ярус донжона, прямиком у лестницы мужчины разглядели две тонкие женские фигуры, светловолосую и темноволосую, одна из которых заботливо поддерживала другую.
- Сестра?! - не сдержав изумления, воскликнул Пьер Роже. Узнал он и вторую из девушек. Узнал сразу, еще даже толком не рассмотрев в полумраке черты ее лица. Так люди узнают сердцем то, что стало им дорого.

6

Эстела тут же вскинулась навстречу брату, ей скрываться и скрывать было нечего. А Отильда вцепилась в руку подруги с отчаянием утопающего, которого вот-вот унесет водоворотом и поглотит пучина морская. Бедной девушке оставалось лишь сожалеть о беспечных днях ничем неомраченной искренности в отношениях с близкими ей людьми. Оставшихся далеко в пошлом. До войны, которая перечеркнула всю ее жизнь, разделив на «до»и «после».

- Отец… - пролепетала донна, к чьей радости при виде эна Арно примешивался страх, что путешествие ее закончится, едва начавшись. А желание немедленно увидеть пленного французского рыцаря, которое великодушно поддержала подруга, не встретит участия и понимания у родителя.
На эна Пейре Отильда и вовсе не осмелилась поднять глаз.
За минувшую ночь она успела и многократно раскаяться в том, что солгала ему, и так же многократно оплакать свое малодушие. И все же, будь у донны возможность вернуться в прошлое, она поступила бы точно так же, как поступила. А значит, нет смысла просить прощения у этого благородного человека, каждый останется при своем. Она - при своем предательстве и том чувстве к Готье, что явилось непрошенным и оказалось сильнее и совести, и голоса рассудка. А шевалье де Мирпуа - при своем естественном и справедливом призрении к ее проступку.
- Отец, - повторила Отильда чуть громче, протягивая к Бедельяку дрожащую от слабости руку. - Я вижу вас живым и в безопасности, хвала Создателю!

Отредактировано Отильда де Бедельяк (2016-08-17 18:26:51)

7

Соглашаясь помочь Отильде, донна де Мирпуа прекрасно понимала, что выполнить ее просьбу будет нелегко. И дело было вовсе не в том, что едва очнувшаяся девушка без поддержки Эстелы даже на ногах держалась с трудом. Гораздо хуже была возможность встретить по дороге брата, отца или эна Арнаута – да кого угодно из участвовавших в ночном бою. Вряд ли они бы с пониманием отнеслись к безумному желанию донны де Бедельяк повидаться с пленным франком. И покидая комнату, Эстела надеялась, что судьба будет благосклонна к ним, как благосклонна была к ней во время ее первого визита в подвал замка...
Надежда ее оказалась напрасной – едва они добрались до лестницы, снизу послышался разговор, и показались двое мужчин, которых девушка узнала сразу же. Ее брат и отец Отильды, эн Арнаут де Бедельяк. И, судя по возгласу брата, те уже заметили девушек, и исполнение просьбы Отильды откладывалось на неопределенное время...
- Пейре! – удивленно окликнула она брата. И замолчала, не зная, что сказать дальше. Рассказать все как есть было невозможно – это значило бы выдать Отильду, а брат, не питавший к пленному ничего кроме ненависти, вряд ли бы отнесся с пониманием к желанию донны де Бедельяк. Но и ложь казалась недопустимой – до этого ей не приходилось обманывать Пейре, и не слишком хотелось делать это сейчас – впервые за всю жизнь... Разум все больше запутывается в многочисленных доводах за и против, и Эстела обратилась к спутнику своего брата.
- Эн Арнаут, жизни Отильды уже ничего не грозит, самое страшное позади...
Сколько-нибудь правдоподобного объяснения того факта, что едва пришедшая в себя донна де Бедельяк сейчас находится не в постели, а на лестнице с явным намерением спуститься вниз, Эстела так и не могла придумать. И, видимо, придется рассказать все как есть – по возможности, смягчая и сглаживая рассказ. Девушка продолжила, глядя на обоих мужчин:
- Я готова все объяснить, мессены. Но лучше продолжить разговор в комнате – здесь не лучшее место для бесед. И Отильде сейчас лучше бы было лечь, - прибавила она, глядя на обескровленное лицо подруги и чувствуя, как тяжело та опирается на ее руку...

8

Эн Арно со своей стороны был слишком потрясен видом своей стоящей на ногах дочери, чтобы сходу задаться вопросом: куда собственно направляется Отильда? К тому же он сам мог предложить достойное объяснение происходящему: его девочка переживала о его участи не меньше, чем он сам переживал об ее судьбе, и спешила она, конечно же, повидаться с отцом!

- Отильда, дитя мое! - рыцарь заграбастал свое вновь обретенное сокровище в медвежьи объятья, тем самым облегчив Эстеле труд. С растерянной лаской не привыкшего к бурному проявлению чувств человека погладил дочь по спутанным волосам, вгляделся в ее бледное лицо, ища в нем те страшные признаки угасания жизни, что так напугали его при свете дня, и более не находя их.
- Боже всемогущий, вы были правы, эн Пейре, - воскликнул Бедельяк, преисполненный одновременно и радости, и признательности, - Донна Эстела и правда сотворила чудо. А мне придется долго замаливать грех уныния, в который я впал, ожидая  худшего. Прости меня, девочка моя, за то, что совершенно закрутился с делами, и тебе пришлось… Конечно же, вернемся в комнату. Тебе нужно лечь в постель и во всем слушаться донну Эстелу, она твой светлый ангел-хранитель.

От волнения эн Арно совершено не принимал в расчет, что семейство Мирпуа почитает Господа не так, как он-католик. Его искренняя радость и искренняя же благодарность, по мнению рыцаря, не могла и не должна была задеть Пейре и Эстелу.

9

Отильда не удостоила его ни единым взглядом, все внимание девушки и вся ее бледная нежность безраздельно принадлежали отцу. Молодой Мирпуа хотел бы оказаться тем мужчиной, к которому так доверчиво льнет юная донна, и для которого взгляд ее лучится радостью. Но пока он вряд ли мог претендовать на что-нибудь подобное. Оставалось только мысленно дивиться, сколь быстро, и сколь безвозвратно он погублен одной случайной встречей. Никогда ранее увлечение Пьера Роже женщиной не было столь серьезно и не причиняло ему столько расстройства.
- Спасибо, сестрица, - тихо присовокупил он свою благодарность к пылким словам Бедельяка. - Думаю, ты уже рассказала ей все… О нашем походе. И мне не придется оправдываться за виконтессу. Однако разве не проще было послать за ее отцом, чем помогать донне спуститься во двор в таком состоянии? - все же удивился молодой рыцарь, хоть и предполагал, что объяснение окажется простым: все они слишком взволнованы, расстроены, выбиты из колеи событиями минувшего дня, чтобы рассуждать и поступать здраво.
- Дона Отильда, - добавил Пьер Роже, охваченный непростительным желанием хоть как-то обратить на себя внимание дочери эна Арнаута. - Мне очень хочется надеяться, что гостеприимство нашего дома и заботы моей сестры помогут вам скоро и полностью оправиться после всех невзгод, что вы пережили. Таково, поверьте, мое самое заветное желание.

10

Теперь Пьер Роже получил то внимание, которого ожидал. Только вряд ли это внимание можно было счесть приятным. Обращенный к Мирпуа девичий взор был полон растерянности и невысказанной мольбы.
Даже сам этот взгляд дался Отильде с трудом. 
Молодой рыцарь не произнес ни единого слова в упрек, он говорил с ней, как с дорогой и желанной гостьей, будто до сих пор не понял, не догадался о том, что произошло в Бессете.
Но ведь это неправда. Брат Эстелы давным-давно должен был все понять. Может быть, он настолько благороден, что не желает этому верить. А, быть может, просто винит во всем не ее, по-настоящему виновную, а Готье, потому что он «враг», и так проще.
То, что в заточении в Мирпуа оказался именно шевалье де Прэ, вдруг представилось донне Бедельяк не просто несчастливой случайностью. И от этой непрошенной страшной мысли сердце сжалось так, что почти разучилось биться.
- Мне бы и самой хотелось забыть вчерашний день, как страшный сон, - выдохнула Отильда, крепче прижимаясь к отцу, и одновременно слабо сопротивляясь его попыткам немедленно отправить ее обратно в постель. - Но это невозможно, эн Пейре. Такое не забывается. Знаете, каково мое самое заветное желание? Мне так хочется верить, что ваш славный дом окажется не только гостеприимным для друзей, ведь это совсем несложно… быть добрыми к тем, кто добр к нам… но что вы будете великодушными… даже к вашим врагам… Мне бы хотелось знать вас именно таким.

11

По счастью, ни брат, ни эн Арнаут не догадывались об истинном намерении юных донн. И подробных расспросов пока удалось избежать. Неудивительно – правда в новом, обезумевшем мире нередко оказывалась слишком невероятной не только для того, чтобы поверить – для того, чтобы даже предположить подобное... Как бы то ни было, все внимание мужчин было сосредоточено на Отильде и ее чудесном выздоровлении, и подробных расспросов пока удалось избежать, - что не могло не радовать и без того измученную этим бесконечным днем Эстелу.
На первый вопрос брата ответить было нетрудно. И пока все внимание Отильды было обращено на отца, она негромко отозвалась:
- Да, Пейре, я рассказала Отильде. Правда, не слишком подробно – даже из-за краткого рассказа она едва не впала в беспамятство снова, и я побоялась ухудшения...
Второй вопрос был именно таким, какого Эстела опасалась. Рано или поздно придется рассказать все как есть – но сейчас обстановка не располагала к подробной исповеди.. Скрывать свой визит к пленному и действительную причину чудесного исцеления донны де Бедельяк Эстела не собиралась, но начинать долгий и подробный рассказ сейчас, когда Отильда едва не падает, держась, похоже, лишь на свойственном всем южанам упрямстве... А выдавать тайну подруги, которая сейчас едва понимает происходящее, не до конца вырвавшись из цепких лап горячки, было бы и вовсе подлостью.
- Мы хотели ненадолго спуститься во двор, свежий воздух мог бы принести облегчение раненой... Но я слишком обрадовалась тому, что Отильда пришла в себя, а сама она переоценила свои силы. Так что лучше нам вернуться и продолжить разговор уже в комнате. Вы ведь тоже шли туда, навестить Отильду?
Реплика подруги, обращенная к Пейре, вновь напомнила, что разговор, похоже, предстоит нелегкий. Но Эстела уже твердо решила, что поддержит просьбу подруги. Чувства донны де Бедельяк к пленному франку по-прежнему вызывали у Эстелы лишь недоумение, но забыть о том, кому в действительности Отильда обязана своим чудесным исцелением, было бы черной неблагодарностью...

12

- Отильда?
В странных речах дочери слышался эну Арно какой-то скрытый смысл. Ни с того, ни с сего не заводят разговоров о великодушии к врагам.
Шевалье де Бедельяк нахмурился.
Мысли, которые он упорно гнал от себя, так же упрямо возвращались вновь и вновь. Да что ж они как сговорились все!

Во рту внезапно сделалось кисло от выпитого вина. Он много пил сегодня, пил со старым другом, со своими соотечественниками, пил за то, чтобы в будущих сражениях им посчастливилось защитить родную землю и изгнать с нее непрошенных гостей. Но пил он и вчера. Со своим неожиданным северным родичем и его приятелем-крестоносцем. Который завтра умрет, и он, Арнаут де Бедельяк, решил, что не станет в это вмешиваться. Он так решил. Так отчего же теперь любой разговор о великодишии вызывает у него какое-то неприятное беспокойство?

- Девочка моя, я знаю, что у тебя доброе сердце, - вздохнул сбитый с толку отец. - Но, поверь, наши враги не нуждаются в твоем заступничестве. А эн Пейре - человек благородный во всех отношениях. У тебя еще будет время в этом убедиться. Эстела ведь рассказала тебе о нашей стычке с франками? Так вот, мессен Мирпуа позволил уцелевшим в бою северянам вернуться к своим. Он был даже слишком добр, если здраво рассудить. Не понимаю, отчего ты сомневаешься в нем.

Отредактировано Арно де Бедельяк (2016-08-29 20:06:15)

13

- Зато я понимаю.
Лицо Пьера Роже вспыхнуло, будто его только что уличили в чем-то недостойном. Великодушие к врагам. Ну, конечно же. Наверное юным доннам все же стоило выйти во двор, чтобы дочь эна Арнаута могла взглянуть на раненых. На Перейля. На свежие могилы.
Обида жгла молодого южанина изнутри. Эта девушка очаровала его с первого взгляда. Он на все готов ради ее благосклонности. Но думает она не о нем. Едва живая, с трудом стоящая на ногах, она переживает о судьбе проклятого француза. И даже не скрывает этого.
Мирпуа счел бы подобную самоотверженность достойной темой для трубадуров, если бы речь шла о ком-то другом. И вся эта история не стала причиной пролившейся сегодня утром крови его людей, бегства от неминуемого возмездия графа де Понтье и провала всего плана со спасением виконтессы Тренкавель.
- Доброе сердце внезапно сделалось непозволительной роскошью, донна Отильда, - злость натянулась в душе Пьера Роже, как тетива, с которой вот-вот готова была сорваться смертоносная стрела. - И вам это известно лучше прочих. Ваша добросердечная дочь, эн Арнаут, однажды преисполнилась сострадания к франкскому рыцарю…
Мирпуа не хотел говорить об этом. Много раз он мысленно клялся себе, что никогда не станет говорить об этом. Но обида оказалась сильнее здравомыслия, а сдержанностью молодой южанин никогда не мог похвастаться. 
- Опасаясь того, что ему придется держать ответ за те злодеяния, что он успел совершить на нашей земле, донна выдала раненого крестоносца за своего соотечественника. И мы с Перейлем ей поверили. Как мы могли усомниться… Да и кто бы посмел усомниться?!
Обличительный слова срывались с языка сами собой. А рассудительного кузена как на зло не было рядом с Пьером Роже. Да и будет ли он теперь рядом?
- Мы прямо говорили о своих планах и намерениях, не подозревая предательства. А потом… Потом франк поспешил в свой лагерь не так ли, донна Отильда? А его соотечественники встретили нас арбалетными стелами. Мы дорого заплатили за ваше добросердечие, прекрасная донна. И, клянусь, великодушным я не буду!

14

Вот и все. Ожидаемое слово было произнесено. Предательство. И в нем больше никто не усомнится, даже ее добрая подруга Эстела.
Отильде внезапно стало легче. Одним страхом меньше, можно больше не бояться за себя.
- Да, я солгала вам, - тихо подтвердила девушка, отводя взгляд от застывшего лица отца в сторону, мимо Мирпуа, куда-то в полумрак опускающегося на благословенный юг летнего вечера. Война вознамерилась забрать у Отильды всех дорогих ей людей, и для этого они не обязательно должны были умереть. Достаточно просто ее возненавидеть.
- Солгала. Но если вам не претит карать безоружного раненого человека, такого же рыцаря, как и вы сами, за его злодеяния, о которых вы толком ничего не знаете, значит, я не напрасно опасалась говорить вам правду, эн Пейре. 
Честность была ослепительной, как лезвие клинка. И приносила такую же боль.
Почувствовав, как ослабла внезапно поддерживающая ее родительская рука, Отильда тоскливо задумалась о том, на кого она теперь сможет опереться. Ладно, пусть это будет каменная стена, камню нет дела до людских бед.
- Я не думала, что у него хватит сил сесть в седло. Но вы, мужчины, упрямы. И он так же радел о своих людях, как вы - о своих.
Голос донны задрожал, как угасающая на ветру свеча. Слабость кружила голову, и это было несправедливо. Ей так нужно быть сильной.
- Я не вернусь на женскую половину, мне там не место. Ваших врагов, эн Пейре, вы ведь держите в подземельях? Так отведите меня туда…

15

- Нет!
Мысли Эстелы взвились вихрем, как потревоженный песок на дне ручья. И все то, что юная донна не могла понять, внезапно встало на свои места, вся картина сделалась безжалостно отчетливой. До этого слова Отильды еще можно было списать на горячку, последствия раны, затмившие рассудок... Но какое объяснение найти словам Пейре? Никакого, кроме самого простого – эти слова были горькой, но правдой...
Девушка шагнула к подруге, которая по-прежнему бессильно опиралась на плечо отца.
- Отильда, успокойся, - Эстела отчаянно надеялась, что ее голосу хватит убедительности, а ей самой – сил справиться с охватившим всех присутствующих безумием, - Как бы то ни было, в подземелье ты не отправишься. Как ты могла даже подумать такое?! В замке Мирпуа еще не забыли о законах рыцарской чести. И не начали воевать с женщинами – в отличие от тех, кто назвал себя крестоносцами. Брат, - девушка обернулась к молодому рыцарю, взглянула ему в глаза, - прости ей эти слова, чем бы они не были вызваны. И, прошу, выслушай меня.
Сейчас было совершенно неподходящее время для объяснений. Пейре сейчас слишком разгневан, чтобы спокойно рассуждать – и у него есть к тому причины... Но промолчать было нельзя. Чуть торопливо, не давая никому перебить себя, Эстела продолжила:
- Я не прошу тебя о милосердии, Пейре. Поверь, у меня была возможность увидеть, сколько горя принесли нам северяне. И у меня нет ни единой причины защищать их...
Девушка перевела дыхание. Перед глазами снова стояло бледное, с заострившимися чертами лицо кузена, и время, казалось, снова тянется тяжело, липко и бесконечно, как тогда, когда она с остальными женщинами замка делала все, что было в ее силах, перевязывая раненых.
- Но тот пленный, - времени на то, чтобы тщательно подобрать слова, просто не было, - он исправил хотя бы часть причиненного зла.
Эстела глубоко вздохнула. И продолжила, отрезая себе все пути к отступлению.
- Если бы не его совет, мы бы сейчас не разговаривали здесь, а оплакивали еще одну преждевременную смерть.
Признание было сделано. И юная донна была готова ответить за него, как бы ни пришлось отвечать...
- Средство, подсказанное им, исцелило Отильду, оно же может помочь остальным тяжелораненым. И это искупает хотя бы часть его вины. Пейре, я не меньше тебя ненавижу тех, кто вторгся на наши земли и считает себя вправе устанавливать здесь свои законы. Но если мы забудем о справедливости, чем мы будем отличаться от них?
Реальность расплывалась перед глазами, темнела – словно вся усталость этого бесконечно долгого дня разом охватила юную донну.
«Только бы не упасть сейчас, только бы не упасть... удержаться хотя бы до конца разговора...»

16

Шевалье де Белельяку понадобилось время, чтобы от безграничной радости и облегчения, охвативших рыцаря при виде Отильды, прийти к пониманию того, что дочь его опозорила. Причем не так, как обычно это делают девицы, потерявшие голову и позабывшие скромность в объятиях любовника.
Как мужчина на пятом десятке, эн Арно хорошо знал, как оно бывает. Конечно, чертов француз обходился с его дочерью совсем не так, как крестоносцы - с жителями Безье. Но то нашлась бы сотня причин, в конце концов, он друг ее кузена. И конечно, любезность врага произвела на Отильду больше впечатления, чем учтивость друзей. От последних мы принимаем доброе отношение, как нечто само собой разумеющееся. Но это неуместное девичье увлечение привело к страшным последствиям, запятнав доброе имя всей семьи.
Он не смог сдержать обещание данное виконту Тренкавелю, не смог уберечь донну Агнес от франков, не смог и вызволить ее из плена. И вот теперь выяснялось, что последним поражением они обязаны Отильде. И как ему теперь смотреть в глаза эну Пейре и остальным?!

То, что пылко говорила Эстела в оправдание предательства подруги, эн Арно уже не слушал. Женщины все и всегда заодно, для них любовь - оправдание и объяснение всему. А упоминание о средстве, что якобы исцелило его дочь, вынудило рыцаря сурово сжать губы. Да, пленный говорил ему что-то об этом. Выходит, они успели сговориться уже все трое, и донна Эстела воспользовалась тем советом, что он сам с негодованием отверг. Час от часу не легче.

- Это моя вина, эн Пейре. Я дурно воспитал ее, - глухо объявил Бедельяк. Он продолжал прижимать к себе Отильду, но рука его, после короткой слабости, обрела жесткость, и в прикосновенье этом больше не чувствовалось отцовской нежности. - Нужно отослать ее в Беделяк немедленно, но…
«Но Отильда в ее состоянии вряд ли выдержит долгую дорогу».
Рыцарь не хотел об этот говорить, он просто надеялся, что эн Пейре позволит оставить девушку в замке хотя бы на некоторое время.
- А потом в монастырь. Некоторые грехи и за всю жизнь не замолить.
Про заточенного в подземелье пленника не было сказано ни слова.

17

Сбивчивые объяснения сестры застали Пьера Роже врасплох.
Он привык, что Эстела всегда на его стороне, это было так же естественно, как восход солнца, который случается каждый день, и так будет испокон веков. Сейчас он вглядывался в усталое и такое дорогое лицо, видел, а еще больше чувствовал, как она измучена, понимал, что его жестокость причинит ей боль. И не мог уступить. Так же, как миг тому не смог промолчать.
- Клянусь тебе, Эстела, это справедливо, - вздохнул Мирпуа, прижимая к себе сестру. - У нас с шевалье был уговор: его жизнь за жизнь остальных франков. Можешь спросить его самого, если не веришь. Да он и не просит о пощаде… А вот я прошу. Прошу тебя, не вмешивайся в это. Что решено, то решено. Что сделано, то сделано.
Пьер Роже говорил сейчас и о том, что было сказано, и о тех поступках, что уже совершены. Он хотел бы примириться с прошлым, загладить и свою резкость, и последовавшие за ней взаимные упреки. Уже ничего не изменить, а ошибки так или иначе совершают все люди.
- Эн Арнаут, давайте забудем… - Продолжил он, собравшись с духом. - Мой дом по прежнему ваш дом. А донна Отильда… Она и правда не могла знать, как все обернется. Тяжелый урок, но давайте держаться в первую очередь друг друга. Что бы ни произошло.
Я никому больше не расскажу о том, что случилось. Вы можете не опасаться того, что эта неприятная история будет дурно истолкована. Разумеется, чем меньше людей знают подробности, тем лучше. Вы меня понимаете?
Он медленно перевел взгляд с отца на дочь.
- Донна Отильда, а вы меня понимаете?

18

Она понимала. Понимала, что скорую смерть пленного эн Пейре готов представить чуть ли не как одолжение ей и ее отцу. Если никто никогда не узнает, от кого сам нормандский рыцарь узнал про готовящееся нападение южан на отряд графа де Понтье, значит, доброе имя семьи Бедельяков в безопасности. Отец будет доволен. Отильда понимала, как сильно задела и как страшно она оскорбила родителя своим проступком. Свою честь эн Арнаут ставил превыше доблести и самой жизни. Он будет благодарен и обязан эну Пейре за молчание.
А значит, мессен Мирпуа тоже будет доволен.
А она?
Господи, что за отвратительная сделка!
Ах, благословенный Юг, где же твое благородство? Неужели все осталось в звонких струнах менестрелей, в песнях, в правдивости которых не сомневаются только доверчивые крестьяне и наивные девочки, вроде их с Эстелой.
- Я понимаю вас, эн Пейре, - безжизненным голосом отозвалась Отильда. - Если можно, помогите мне вернуться в комнату.
Она вспомнила узкое стрельчатое окно, из которого ветер доносил пряные запахи августа, медовых трав и горячей земли. Там, кажется, нет  решетки, и можно будет выбраться…
- Хочу взглянуть, высок ли донжон этого славного замка, где мне суждено быть, как дома, - задумчиво закончила донна.
Рыдать, заламывать руки, плакать и умолять о снисхождении? Ничего не выйдет. Путь Отильда не слишком хорошо знала молодого Мирпуа, но зато она хорошо знала суровый норов своего отца. Не понимала только, отчего больше не может достучаться до его справедливого сердца сквозь броню ненависти к франкам, в которую окститанские рыцари облекли свои души с началом войны. Это означало, что она ничем не сможет помочь Готье. Но она попросит, обязательно попросит Эстелу сказать ей, когда он умрет. Чтобы и самой надолго не задержаться на этом свете.

Отредактировано Отильда де Бедельяк (2016-09-01 22:20:40)

19

Пейре обнял и поддержал сестру как раз вовремя – Эстела чувствовала, что еще немного, и всей ее воли не хватит, чтобы удержаться на ногах. Вот только разговор этот, казалось, отнимал у нее больше сил, чем все события этого дня. Впервые она была не на одной стороне с братом, и говорить было тяжело, но молчание сейчас стало непозволительной роскошью. Точно такой же, как мир и согласие с самым дорогим в семье человеком...
- Прости меня, Пейре, но я не могу. Тот договор был заключен между вами, и не мне рассуждать о нем, и, тем более, вмешиваться – но я обязана этому человеку жизнью подруги и, надеюсь, жизнью кузена...
Конечно, она сама выбирала, принять ли неожиданную помощь от одного из тех, кто пришел с войной на южную землю. Но выбор уже был сделан, и случись Эстеле вновь оказаться в той же ситуации, она не изменила бы своего решения. Слишком большую цену пришлось бы заплатить за собственное спокойствие и возможность не заступаться сейчас перед братом за одного из врагов. А теперь она была в долгу перед северным рыцарем, и долг этот был слишком велик, чтобы забыть о нем.
«И попытайся я уклониться от уплаты – это бы стало позором не только для меня и нашего рода, но для всего Юга....»
Мысли юной донны внезапно обратились к другому Раймону, бывшему гостем в замке Мирпуа. И внезапно Эстела поняла, что еще она может сделать – обратиться к де Ниорту, просить его – если только ради этой просьбы ему не придется идти против своей чести... Она ничего не понимает в делах войны – но, возможно, молодому крестоносцу удастся найти слова, звучащие достаточно убедительно для Пейре. И если эта последняя попытка окажется неудачной, юная донна, по крайней мере, будет знать, что сделала все бывшее в ее силах...
Резкие слова эна Арнаута внезапно отвлекли ее от тяжелых мыслей – впрочем, только для того, чтобы они сменились не менее неприятными. От сказанного сердце девушки тоскливо сжалось - Отильда бы не перенесла поездки, а едва начавшаяся война и так принесла уже столько горя и потерь... Впрочем, Пейре развеял этот едва зародившийся страх, как не раз отгонял ее страхи, для которых было куда меньше причин. Эстела с признательностью посмотрела на него.
- Спасибо тебе за это гостеприимство, Пейре. Отъезд донны Отильды лишь довел бы до конца начатое тем подлецом, что поднял на нее руку...
Она перевела взгляд на Бедельяка.
- Эн Арнаут, вам кажется, что наши незваные гости с севера слишком утомились, убивая южан? Желаете помочь им, отправляя вашу дочь в путь в таком состоянии? Уверена, они были бы весьма благодарны вам...
Несомненно, к старшим следует относиться с почтением. Но сейчас Эстела не могла удержать дерзких и злых слов. Как бы то ни было, она не отдаст войне еще и подругу, особенно после всего пережитого. Чудеса посылаются людям не для того, чтобы так легко разбрасываться ими. И странно, что католик эн Арнаут не видит, что дочь его исцелилась не иначе, чем чудом Господним...
Эстела быстро шагнула к подруге, бережно взяла ее за руку.
- Идем в комнату, Отильда. Тебе нужно отдохнуть – да и всем нам это не помешает. Усталость всех нас лишила ясности рассудка...

20

Ответ на возмущенный вопрос донны Эстелы был не таким очевидным, как предполагалось. Шевалье де Бедельяк затруднялся решить, чего бы он более желал. Оплакивать смерть своей дочери, при этом оставаясь с убеждением, что Отильда всегда была самым чистым и безупречным созданием на свете. Или знать, вот как сейчас, что она предала его, своего отца, донну Агнес, свою госпожу, и стала причиной гибели тех достойных мужей, что угодили прямиком под арбалеты франков. Воистину, тяжелый выбор, и хорошо, что судьба не оставила ему выбора.
Эн Пейре прав, что сделано, то сделано.
Эн Арно был признателен молодому Мирпуа и за обещание сохранить всю эту позорную историю в тайне, и за то, что отношение рыцаря к Отильде оставалось необычно заботливым. Несмотря на то, что она натворила. Бедельяк вспомнил, сколько теплоты слышалось в голосе эна Пейре, когда он расспрашивал о здоровье его дочери.
Ах, женщины, отчего вы делаетесь слепы и глухи к колосу рассудка именно тогда, когда от вашей прозорливости зависит ваша судьба!

«Преступница» между тем притихла, сделалась молчаливой и покорной. Эн Арно надеялся, что все это - следствие слабости и раскаяния. Однако на сердце словно лег холодный придонный камень. Не так просто в одночасье изменить любовь на ненависть, особенно когда речь идет о твоем ребенке. Еще немного и он, глупец, простит ей все, что угодно. Но нет, невозможно.

Пока Отильду укладывали в постель, взгляд рыцаря наткнулся на кубок, стоящий в изголовье кровати. Серебряная чаша казалась странно знакомой. Кажется такая же была среди приданого его жены. Он помнил, что никогда не пил из нее, и что Беатрис необычайно ей дорожила. Кажется, еще ее дед привез кубок из Святой земли… Воспоминание о Святой Земле было неприятным. Потому что сразу же вспоминался и ненавистный, - теперь уже особенно ненавистный, - нормандец, и странные слова донны Эстелы о каком-то подсказанном крестоносцем средстве, исцеляющем раны. Днем он был уверен, что его дочь умирает, к вечеру она почти оправилась. Любой скажет «чудо», но какое отношение к этому чуду имеет франк?


Вы здесь » Рыцарские истории » ➤ Непрощенная земля » Родительская воля